Интервью Сеппа Хольцера радиостанции Финам.ФМ|Interviul lui Sepp Holzer postului de radio Finam.fm (Moscova)

Lihacheova: Bună dimineaţa, ascultaţi “Finam FM”, numele meu este Elena Lihacheova. Bună ziua. Recent, la Moscova, practic, ca şi în Grecia, puteţi găsi într-adevăr totul, sau aproape toate, cu o singură excepţie: nu avem mare şi produse normale, ecologic pure, avantajoase din foarte multe puncte de vedere. Ele practic nu pot fi cumpărate indiferent de ce sumă dispunem. Nu pentru că preţurile sunt mari, ci pentru că practic nus. Sper cu adevărat că poate cu ajutorul la aşa oameni ca oaspetele nostru de astăzi, această situaţie monstruosă în cele din urmă se va schimba. Astăzi îl avem  ca oaspete pe  Sepp Holzer. Bună dimineaţa, Guten Morgen!

Holzer: Guten Morgen!

Lihacheova: Suntem ajutaţi de un traducător, domnul Edward Shek. Îl mulţumim mult pentru ajutor. Facem pauza pentru  rubrica “Statut”.

Statut: Sepp Holzer , fermier revoluţionar, antreprenor, unul din întemeietorii  ideiei de permacultură. Fermier de munte de origine austriacă, care a dezvoltat proiectul său propriu de permacultură (agricultură permanentă) pentru modificarea landşaftului şi îmbunătăţirea ciclurilor naturale. Supraveghează proiectele de restabilirea landşaftului din întreaga lume.Cercetările şi experimentele efectuate de Holzer educă un comportament uman şi longiviv al relaţiilor cu pământul şi fiinţele vii. Carţile lui Sepp Holzer sunt publicat într-un numar mare de ţări şi se bucură de o mare popularitate.

Lihacheova: Încă o dată, bună dimineaţa.Vă mulţumim că ne-aţi onorat astăzi cu prezenţa. Prima mea întrebare sună aşa: După opinia mea unii dintre ascultătorii noştri au auzit undeva de permacultură, insă puţin probabil că ei  sunt cunoscuţi cu principiile şi metodele de bază, de aceea va-ş  ruga  să ne povestiţi  despre ele.

Holzer: Bună dimineaţa. Permacultura lui Sepp Holzer – este o metodă elaborată de mine, este o viaţă în armonie cu natura. Am început să practic acest lucru încă din copilărie, de la 5-6 ani, şi continuu până în prezent.

Lihacheova: Vă rugăm să ne spuneţi despre moşia dumneavoastră, despre care, noi cei din Rusia ştim deja cite ceva , atingând în cadrul unor  programele de a le mele această temă. Pur şi simplu o parte din oamenii noştri de afaceri care se ocupă cu eco-turismul sau îşi doresc acest lucru pentru a crea o moşie ecologic pură şi  fac primii  paşi în această direcţie cunosc  despre permacultura dvs. şi despre dvs. Aş dori ca dvs personal să ne povestiţi despre aceasta.

Holzer: Eu locuiesc la o altitudine de 1300 m deasupra  nivelului mării. Punctul de minim al moşiei este amplasat  la o altitudine de aproximativ 1100 de metri, iar cel maxim – 1500 de metri. Temperatura medie anuala este de 4,5 grade Celsius. Este cea mai rece regiune din Austria, fiind supranumită Siberia Austriacă.Până la mine, toate teritoriile erau  neproductive şi numai datorită metodei mele, care constă  în combinare, acum este posibilă cultivarea piersicilor, caiselor, nucilor, prunelor şi strugurilor. Foarte mulţi oameni din Ucraina şi Rusia au fost prezenţi la seminarile mele după care entuziasmat afirmau că acesta este paradisul pe pământ şi se interesau  cum este posibil de a face acest lucru.

Lihacheova: Corectaţimă dacă nu am inţeles corect, dvs creaţi un sistem ecologic pur şi în acelaşi timp închis în care funţionează legile naturii, iar dvs nu interveniţi nici intr-un fel?

Holzer: Aceast fenomen  are loc doar datorită faptului că eu nu fac altceva decît să  urmăresc şi să controlez.

Trebuie să ne dăm seama că natura este perfectă. Imaginaţi-vă că natura mi-a dat intelect  pentru a gestiona şi a dispune de ea şi în nici un caz  pentru a lupta cu natura.

Învăţind în această Universitate a naturii şi citind această carte deschisă, unde pentru fiecare întrebare gasiţi un răspuns. Este nevoie doar de a citi tot şi momentan de realiza cele invăţate, în acest scop şi  avem nevoie de intelect, pentru a le săvîrşi pe toate. Eşti invăţat să creezi în acele condiţii pe care ţi le oferă natura.

Lihacheova: Zepp, oare în condiţii naturale normale  piersicii şi strugurii cresc la o temperatură medie de 4,5 grade?

Holzer: În trecut, mulţi oameni mi-au spus acelaşi lucru. În nici un caz nu trebuie să uităm că, dacă avem pietre sau stânci, atunci trebuie să le folosim doar acest proces este similar cu reflectarea căldurii de la soare, pe care piatra o stochează, iar  apoi cedează această energie plantelor. Deci datorită creării unui astfel de microclimat, datorită faptului că pietrele formează o ingrădire din toate părţile, nu există nici un efect de şemineu , vântul nu scoate aerul cald şi se creează un microclimat favorabil care permite prosperarea tuturor plantelor.

Lihacheova: Deci  în loc de a investi bani, timp şi forţă musculară în construcţia serelor, dvs creaţi zone microclimatice naturale, adevărat?

Holzer: Fără muncă nu este posibil acest lucru, funcţia mea este de a gestiona în mod corespunzător,iar lucrul este obligatoriu deoarece moşia se face pe o perioadă lungă de timp, pentru multe generaţii de acum încolo. Nu trebuie să uităm că noi în decurs de multe decenii am făcut greşeli: am tot îndreptat, cizelat pentru  ca maşinile să  poată trece şi prelucra. Când creăm o  zonă deschisă, totul este luat de vînt şi spălat de apă ceea ce nu permite  ca într-o regiune rece să crească ceva. Prin urmare, avem nevoie de a crea zone microclimatice, unde nu există vânt şi  astfel, există o acumulare de aer cald; căci  dacă nu există nici o protecţie contra vântului necătănd la razele solare clima oricum va fi rece,  iar în aceste zone microclimatice  pot fi cultivaţi şi caştani comestibili şi struguri.

Lihacheova: Pot fi oare comparaţi indicii  randamentului roadei moşiei dvs  şi indicele mediu să zicem în Europa, dacă vorbim despre agricultura tradiţională?

Holzer: Dacă să facem comparaţie, s-au scris deja aproximativ 13 teze şi disertaţii în diferite limbi, inclusiv şi în rusă, în care oamenii totul au calculate şi măsurat stabilind că

Productivitatea creşte de 18 ori, în cazul cănd plantele sunt supravegheate, aflîndu-se în armonie şi simbioză naturală. Păsările şi animalele de asemenea sunt implicate în ecosistem.

Lihacheova: Comparativ cu ce?

Holzer: Cu agricultura traditională.

Lihacheova: Cu agricultura tradiţională în care sunt utilizate produse chimice, produse genetic modificate şi aşa mai departe, vă rugăm să specificaţi ce aveţi în vedere vorbind despre  agricultura tradiţională?

Holzer: Aş dori să menţionez cifre concrete, deoarece există date bazate pe teze, conform căror Ministerul de Finanţe a fost foarte interesat de ceea ce fac eu pe  terenurile mele …

Lihacheova: Ministerul de Finante a Austriei?

Holzer: Fireşte. Ei au studiat lucrările de diplomă, au efectuat cercetări şi în special pentru  mine, pentru gospodăria  mea, au emis o taxă nouă  şi au mărit impozitul cu mai mult de 10 ori. Doar în baza concluziilor  specialistilor, ei au constatat că nu merge vorba de o gospoărie săracă din munţi ci de o gospodărie legumiculă şi de un pămînt extrem de productive. Chestia este că eu plătesc separat impozite pentru gospodăria mea şi prelegerile pe care le citiesc în universităţile din aproape întreaga lume. Şi doar pentru gospodăria agricolă impozitul m-ia fost mărit cu mai mult de 10 ori.

Lihacheova: Cifrele cu siguranta sunt impresionante, dar aş vrea sa precizez, când dvs vorbiţi de indicii productivităţii care sunt de  18 ori mai mari decât cei tradiţionali, cu care anume gospodării comparaţi? Acesta este un moment foarte important. Vorbim despre gospodăriile unde se folosesc produse genetic modificate, substanţele chimice etc. sau vorbim despre gospodăriile unde se cultivează produse ecologic pure, pur şi simplu, fără utilizarea metodei lui Sepp Holzer?

Holzer: Are loc compararea cu agricultura tradiţională, aceasta fiind lucrarea de diplomă a lui  Stefan Rott, pe care a făcut-o  la Universitatea din Viena, în care se descrie metoda prin utilizarea a mari resurse energetice şi substanţelor chimice, precum noi o percepem de obicei . Similar unei  închisoari pentru porci, în care porcii sunt ţinuţi în mod constant într-un singur loc, fiind desigur  hrăniţi, insă această metodă cauzează stres şi diferite boli, ce necesită implicarea medicilor  veterinari şi utilizarea de antibiotice. În metoda mea purceii se află în  libertate. Am creat grajduri subterane – instalaţii speciale, care sunt săpate în pămant, prin urmare vara în ele este răcoare iar iarna cald. Deasemenea în ele există ţarcuri speciale unde cantitate de hrană este suficientă.

Lihacheova: Deci ei se hrănesc singuri  fără intervenţia dumneavoastră?

Holzer: Da, ei se descurcă singuri.

Lihacheova: Iar pasările? Stiu precis că aveţi raţe.

Holzer: Ele locuiesc in landşaftul acvatic, acolo unde sunt bălţi. Avem o suprafaţă mare de landşaft acvatic unde este multă verdeaţă care le serveşte ca hrană. Desigur, din cînd în cînd eu le hrănesc ca să nu uite de om, urmăresc cum se dezvoltă. Păsările care au crescut şi sau înmulţit, le vînd sau le folosesc pentru nevoile personale. Las numai acele animale şi păsări de care am nevoie pentru înmulţire în continuare.

În nici un caz nu trebuie de exploatat terenul într-o scară largă, adica nu ar trebui să fie prea multe animale într-o anumită zonă.

Dacă vorbim despre animale, este important să adăugăm că aveţi nevoie de a învăţa cum să urmăriţi în mod corespunzător şi să îngrijiţi de ele, iar acest lucru necesită practică. Facem acest lucru în ţarcuri. Se află în ţarcuri pe parcurs de 3+4 săptămîni, după aceasta seamăn să crească masă verde, peurmă dau drumu vitelor mari cornute, apoi cailor, berbecilor şî căprilor, depinde ce animale aveţi. Deci avem un circuit continuu pe parcursul anului.E un moment foarte important deoarece fiecare specie de animale işi are paraziţii specifici care în cantităţi mici nu prezintă pericol, fiind periculoasă acumulurarea în cantităţi mari. Dacă animalele se află permanent intr-un loc, ele infectează solul cu excrementele lor. Această este periculos deoarece cunsumă aceşti paraziţi cu hrana.Ceea că noi le schimbăm permanent locul nu permite concentrarea unor tipuri de paraziţi intr-un loc.În rest natura regulează totul singură

Lihacheova: Ete cu siguranţă genial de a organiza astfel gospodăria.

Holzer: Aş dori în continuare să adauge faptul că paraziţii se află la porci, nu pot merge la oi. Este important ca în acelaşi ţarc să nu trăiască permanent doar o specie de animale.Animalele trebuiesc schimbate cu locul.

Lihacheova: Vă reamintim că discutăm astăzi cu Zepp Holtzer, agricultorul revoluţionar, om de afaceri, autorul unor cărţi, unele dintre care deja au fost traduse in Rusia, ele se bucură de o popularitate mare. Mai citeşte şi seminare şi este consultant în domeniul permaculturii care o promovează în Europa şi în întreaga lume.

Cor: Incă odată bună dimineaţa. Astăzi în programa “Ei au făcut aceasta” este un om , experienta căruia, oamenii de afacere care ne-au vizitat de dimineaţă ar dori s-o foloseasca. Oamenii de afacere din Rusia cumpară pămînt, pe care in timp de 15 ani nimeni nu a semănat si nu a arat Ei au planuri mari referitor la acest pămînt. Planurile lor se intersectează cu principiile permaculturii lui Sepp Holtzer. El este om de afaceri , autor de cărţi, om ce propagă permacultura. Bună dimineaţa, vă mulţumim că aţi venit azi la noi cu traducător, astăzi colaborăm cu Eduard Şec. Îi mulţumim! Este oare permacultura o alternativă la ceea ce avem astăzi? Deoarece nu e o taină, că calea dezvoltării actuale a agriculturii nu are viitor.

H. Da, eu pot confirma aceasta.

Cor. Pe de o parte avem substante chimice, produse genetic modificate şi nimeni nu afirmă că aceasta e bine. Corporaţii mari au de la ele venit enorm. Cum adepţii permaculturii doresc să lupte cu reprezentanţii acestor corporaţii şi cu metodele supranumite tradiţionale?

H. E inadmisibil de a manipula cu natura, acest lucru este o minciună. Dauna care a fost provocată de aceste substante naturii nu poate fi recuperată. După opinia mea întrebuinţarea

unor asemenea substante reprezintă o crimă contra naturii ţi a intregii omeniri in general.

Cor. Aş vrea să vă întreb ca pe un profesional părerea dumnevoastră despre produsele genetic modificate? Cum credeţi care sunt urmările utilizării lor , aduc daune omului sau sunt inofensive?

H.  Multe urmări le avem deja astăzi. Exemple?

H. Plantele degenerează, aceasta se transmite în alimentaţie care acţionează asupra fiinţelor vii din natură şi asupra omului. Animalele devin sterile, albinile şi bondarii nu găsesc drumul acasă şi mor.

Cor. Explicaţi-mi vă rog de ce atunci în Europa şi America aceste produse sunt acceptate pentru a fi folosite. Cu ele se alimentează nu numai maturii dar şi copiii. Cine e cointeresat de o aşa situaţie?

H. În spatele acestor utilizări , stau lobiştii, care cîştigă bani enormi folosind această situaţie. E cunoscut de toţi.

Cor. Dumnevoastră aţi fost presat de lobişti?

H. Eu mi-am determinat  menirea  şi vorbesc deschis despre aceasta. Desigur am fost ameninţat, dar nu mă tem de nimeni.

Cor. Cine concret v-a ameninţat?

H. Vreţi familii?

Cor. Sau denumiri de corporaţii!

H. Au făcut-o anonim prin poştă. Cînd vorbesc la seminare se apropie unele personae şi îmi spun sa fiu atent adică oamenii se apropie şi îmi spun deschis: “Vrei ca familia ta să rămînă în viaţă?”

Cor. Deci sunteţi sunteţi ameninţaţi în formă deschisă?

H. Da, dar nu foarte agresiv.

Cor. Astăzi Sepp Holtzer e la noi în programă. Vreau să vă întreb ce faceţi acum în Rusia? Nu e prima dumnevoastră vizită la noi. Cu ce vă ocupaţi aici?

H. Am fost de multe ori aici în Rusia. Am primit  mulţi oaspeţi din Rusia şi Ucraina în gospodăria noastră la Crameterhof. Ei m-au invitat să vin ca să pun aici bazele gospodărirei ecologice. Sunt foarte cointeresaţi să organizeze aşa gospodării aici, în Rusia. Sunt foarte mulţumit de aceea încît de insistent aceşti oameni vor să realizeze aceasta. Sunt foarte plăcut surprins de ospitalitatea lor.

Am deja 4 grupe în diferite colţuri a Patriei dumnevoastră, pe de asupra mai duc seminare practice. Am un grafic programat  pe 2 ani înainte. Am aflat de la organizatori că oamenii de aici sunt foarte interesaţi.Aici, unde aveţi un sol bogat, e cu mult mai uşor a realiza totul  în comparaţie cu condiţiile extremale de la noi. Aici aveţi posibilităţi nelimitate. Eu văd suprafeţe mari de pămînt fertil şi oameni care vor să lucreze şi sp crească producte alimentare, dar pentru aceasta ei au nevoie de cunoştinţe, cum să se comporte cu pămîntul. Ştim cu toţii desigur că generaţiile precedente au comis multe greşeli. Noi trebuie să le dăm oamenilor posibilitatea să prelucreze singuri pămîntul. Atunci Pămîntul întreg va înflori. Sunt sigur că aceşti oameni vor prospera, dacă vor gospodări în aşa mod.

Cor. Vă mai prezentăm odată oaspetele nostru , aomul care la înălţimea de 1100 m în Alpi, în Austria a întemeiat o gospodărie nemaipomenită, unde cresc piersici, struguri, harbuji. Cei care au vizitat acest loc au rămas ăncîntaţi de cele văzute. În bălţi cresc specii rare de peşti, răţi. Sunt o sumedenie de animale care trăiesc în condiţii naturale sub supravegherea lui S. Holtzer, agricultor revoluţionar, consultant în domeniul permAculturii, om de afaceri, ţăran din munţii Austriei. El este cunoscut în întreaga lume datorită gospodăriei sale. Acum devine cunoscut şi în Rusia. Cum credeţi dumnevoastră după ce aţi făcut cunoştinţă cu fermierii şi oamenii care vor să devină fermieri, în afara lipsei de cunoştinţe speciale care factori mai pot stopa dezvoltarea acestei direcţii în Rusia?

H. E clar că oamenilor le va fi destul de greu deoarece ei trebuie să înceapă de la zero. Ei nu au crescut la Pămînt ca mine. Trebuie să-şi elibereze capul de gunoi şi să acumuleze cunoştinţe practice. Pot face aceasta în universitatea naturii. Aici trebuie să inceapă. Dar e o muncă minunată şi pe zi ce trece o să vă bucuraţi tot mai mult.

Cor. Să trecem la întrebări legate de practică. Să ne imaginăm că eu, soţul meu şi feciorul nostru micuţ ne-am plictisit să trăim la oraş. Am dori să luăm în arendă pe 50 de ani o suprafaţă de pămînt în regiunea Caluga. Sfătuiţine vă rog de ce avem nevoie pentru a atinge aceast scop. E clar că unul din principalele lucruri de care avem nevoie sunt banii.

H. În primul rînd aveţi nevoie de cunoştinţe. Cum trebuie să prelucrat pămîntul, ce seminţe trebuie plantate?

Cor. De unde putem obţine aceste cunoştinţe?

H. Sunt multe cărţi. Am scris şi eu cărţi, care sunt traduse şi în limba rusă.

Cor. Merge vorba de o carte care se numeşte „Permacultura lui Sepp Holtzer”. Paremise deja este editată.

H. „Agricultoru-revoluşionar” şi „Permacultura- sfaturi practice”.

Cor. Aceste cărţi sunt deja editate.

H. Da, sunt deja la Moscova.

Cor. Deci am putea citi cărţile pe care le-aţi scris?

H. Aţi putea veni şi la seminar. Avem 4 grupe care participă la aceste seminare aici în Rusia. Puteţi participa la proiectele mele pe care le implementez în toată lumea, în diverse zone climaterice, dar desigur puteţi experimenta şi pe propriul pămînt.

Cor. De ce suprafaţă avem nevoie pentru început? Suprafaţa minimă de hectare.

H. Am avut în plan să ating acest subiect. În realitate nu este necesar  să fugiţi din oraş. Am elaborat metode pe care puteţi studia şi implementa chiar în condiţii foarte nefavorabile de oraş. Produsele recoltate de pe aceste terenuri pot fi utilizate liber în alimentaţie dacă nu conţin metale grele. Folosim produse naturale pentru a ridica straturi înalte şi a creşte legume. Am elaborat acest proiect pentru 12 naţionalităţi. L-am realizat în luna iunie. Oamenii au studiat la seminarile mele. Dacă ve-ţi merge în locurile unde am implementat deja acest proiect, o să vedeţi că acolo cresc legume.

Cor. Unde, în oraşe?

H. În sate. Însă nu e atît de important unde. Poate fi şi în centrul oraşului şi la gunoişte. Chiar într-un oraş mare , pe peretele  unei case noi. E metoda bi-pass. Ele pot creşte într-un ciorap pe peretele casei. Deci ciorapul se întăreşte , se umple cu pămînt şi se plantează legume în diferite direcţii.  Desigur aceasta va arată foarte frumos. Am aici cu mine diferite planuri. Sunt o mulţime de posibilităţi  de a trăi bine şi la oraş. Nu e absolut necesar de plecat din oraş.

Cor. Deci nu este absolut necesar de fugit din oraş şi nu e atît de important ce dimensiuni are suprafaţa de pămînt pentru început.

H. Dacă nu am deloc pămînt, pot să mă ocup de aceasta la balcon, pe peretele casei.

Cor. Cum apreciaţi dumnevoastră perspectivele oamenilor care doresc să îmbrăţişeze această profesie?

H. În realitate perspectivele sunt enorme. Dacă ei întradevăr sunt interesaţi să se ocupe cu aceasta, ei vor putea simţi natura şi se vor integra în ea. Ei se vor simţi o parte componentă a naturii. Ei vor avea parte de multă bucurie şi energie. Văd această bucurie la oamenii care deja sunt se ocupă de pămînt după principiile permaculturii.

Cor. Vorbiţi-ne vă rugăm despre cele mai interesante şi tot odată cele mai complicate proiecte a dumnevoastră în diferite colţuri ale lumii.

H. Dacă simţi natura, atunci imediat vezi ce trebuie să faci. Un proiect din Columbia, trebuie îngrijit în mod diferit decît un proiect din Norvegia sau Scoţia. În Columbia temperatura medie este 50°C şi umiditatea este de 95 %. Solul este foarte nisipos şi uscat. Aciditatea solului în Scoţia sau în Norvegia e ridicată, 3,5 unităţi. Acolo creşte doar iarbă-neagră. Mai mult nu creşte nimic. E cu totul altă metodă de gospodărie. Însă dacă poţi citi cartea deschisă a naturii, vei şti ce să faci în situaţia dată. În Columbia va trebui să păstrezi apa, să-i echilibrezi balansul pe parcursul anului. În Scoţia va trebui să urmăresc ca apa sa se scurgă pentru ca iarba să se descompună. Aerul va pătrunde în sol şi îi va da viaţă. Atunci se va începe procesul de restabilire a solului. Analizînd fotografiile diferitor zone climaterice din Spania şi Portugalia unde s-au realizat proiecte mari, ve-ţi observa  ca ele s-au realizat într-un termen destul de scurt, 2-3 ani. Mergeţi încolo, vorbiţi cu oamenii. O să vedeţi cum sa dezvoltat totul, o să puteţi atinge rezultatele cu propriile mâini. Atunci ve-ţi economisi o groază de timp şi nu vor mai apărea întrebări.

Cor.  Vă mai prezentăm odată oaspetele nostru de astăzi, un om deosebit, care este invitat să citească lecţii în cele mai prestigioase universităţi din Europa şi America. El este autorul proiectelor de permacultură în toată lumea. Posibil să reuşim să vorbim astăzi şi despre proiectul dumnealui pe care îl realizează împreună cu miliarderul Svarowsky. Acum dumnealui citeşte seminare şi organizează master-classe în Ucraina şi aici la noi în Rusia. Ţăran din munţi, om de afaceri, agricultor-revoluşionar. Sepp Holtzer în programa  „Ei au făcut aceasta”. Ne ajută cu traducerea Ed. Sec. Sepp Holtzer a scris cărţi traduse deja şi în limba rusă. S-au filmat şi filme despre permacultură în Krameterhof, gospodăria dumnealui. El e omul ce promovează Permacultura în întreaga lume, acum şi la noi în Rusia. Citeşte lecţii, organizează seminare practice, realizează proiecte chiar şi la miliardari. Sepp spuneţi-ne ce vă preocupă mai mult la moment ca pe un om care practic toată viaţa sa ocupat de agricultură. Ce vă deranjează somnul?

H. Din punctul mei de vedere, cel mai important este de a oferi copiilor posiblitatea să trăiască în sînul naturii. În fiecare copil trăieţte un cercetător. Pentru a realiza ceva pozitiv în lumea noastră, trebuie ca copii să educe părinţii, pentru că copii primesc pozitivul de la natură. Ei se apropie de mama şi de tata şi le vorbesc: „Mamă, tată uite ce m-am învăţat eu sa fac”. Copiii au nevoie de bucuria experienţei pe care au realizat-o în natură. Este necesar să le oferim o aşa posibilitate.

Cor. Bine, îmi mai amintesc de coşmarurile din vara anului 2010 din Moscova. Vreau să vă întreb din punctul dumnevoastră de vedere a fost oare posibil de evitat ceea ce s-a întîmplat la noi în Rusia în zona centrală şi sub Moscova, mă refer la incendii.

H. Aceasta se referă nu doar la Rusia, deoarece incendii au fost în toată lumea, în Portugalia, Grecia, America, Australia – peste tot. Cel mai simplu remediu este de a învăţa corect să se utilizeze apa. Propun ca minimum 5% din suprafaţa pe care o avem să fie folosită ca teren de acumulare a apei. E de ajuns de folosit în acest scop locurile mai joase de teren. E necesar de dat florii şi faunei posibilitatea de a se restabili. Atunci o să avem iarbă mustoasă, copaci verzi şi desigur fiecare din noi ştie că apa nu arde. În cazul nostru copacii bolnavi, solul supraexpluatat – totul arde.

Cor. Am vorbit astăzi mult despre copilărie. Aţi putea să ne povetiţi despre copilăria dumnevoastră?

H. Am trait în copilăria mea multe evenimente pozitive şi negative. De mic copil am avut ciţiva metri pătraţi de pămînt propriu pe un pisc abrupt. Diferite seminţe şi plante le răsădeam între pietre. Odată mi-am găsit ogorul spălat de ploaie. Am plîns, pe urmă mi-am strîns plantele şi l-am întrebat pe tata ce să fac? El mi-a răspuns că nu mai pot face nimic deoarece a fost o ploaie puternică care a spălat totul. Dar acest răspuns nu ma liniştit. M-am uitat, am observat foarte atent şi am scos concluzia că unde erau pietre, unele plante au supravieţuit. Am scos concluzia că pietrele le-au ocrotit. Atunci cu mîinile, fără nici un fel de instrumente am adunat totul din jur şi am format terase mici. Iarăşi mi-am plantat toate plantele, deasupra acoperindu-le cu frunze iar la rădăcini cu pietre mici. Au început să crească. Eram într-atît de bucuros. Deci într-un timp foarte scurt mi-am construit primele mele terase. Anume întrebuinţînd această metodă am terasat tot dealul în gospodăria mea la moment.

C. La ce vîrstă aţi amenajat prima terasă?

H. Am început la 5 ani, prima terasă am amenajat-o la 7 ani cu propriile mele forţe.

Cor. Deci sunteţi un agricultor înăscut, agricultura vă persistă în gene, vă curge prin sînge.

H. Părinţii mei au fost ţărani din munte. Pămîntul nostru nu era productiv, era greu de cultivat ceva pe el, în vîrful unui munte. Mulţi vecini de ai noştri şi-au vîndut gospodăriile fiind incapabili de a se întreţine din propriile pămînturi. Tatăl meu tot a avea de gînd să vîndă totul. Eu am descris toate aceste momente în cărţile mele. Sunt deja traduse şi în limba rusă. M-am opus categoric. O să citiţi în carte că încă de mic copil am fost contra deciziei tatălui meu de a vinde acest pămînt deoarece acolo erau terasele mele. Şi am reuşit. Mulţi vecini şi-au vîndut pămîntul, eu l-am cumpărat şi acum suprafaţa pe care o stăpînesc e de 2 ori mai mare decît cea pe care am primit-o moştenire de la tata. Mulţi vecini sau refuzat de a gospodări pe acest pămînt considerîndul neproductiv. La noi însă permanent vin mulţi oameni să preia experienţa şi avem un grafic completat pe ani înainte.

Cor. Acum oamenii care vor să înveţe pot învăţa de la dumnevoastră. Dar dumnevoastră a-ţi învăţat de la cineva sau aţi acumulat cunoştinţe prin experienţe proprii?

H. Ceea ce am preluat de la cursuri şi şcoala agricolă am fost nevoit să arunc din cap. De ce? Pentru că folosind metodele de întreţinere a gospodăriei recomandate de ei sufeream pagube mari. Am descris totul detaliat ăn cărţi. În condiţiile mele extremale dacă folosesc îngrăşăminte  totul devinde dependent de mine. Totul ingheaţă în această zonă friguroasă, fiind incapabile de a supravieţui fără adaptare.

Cor. Pentru ascultătorii noştri remarc că gospodăria lui S. Holtzer se află la o înălţime de 1100m în munţi

H. Între 1100 şi 1500 m , cu suprafaţa ce cca 50 ha.

Cor. 50 ha în munţi. Această regiune e supranumită Siberia Austriacă, deci e o înfundătură austriacă. Acolo se află gospodăria dumnealui. De aceia toate discuţiile că acolo solul este roditor iar la noi nu sunt vorbe goale.

H. ¾ din suprafaţa mea sunt pietre. Deci ele înlocuiesc solul. La un seminar ce s-a petrecut la noi a fost prezent un profesor renumit Bent Liuc împreună cu colegi de ai săi şi asistenţi de la diferite universităţi. Ei au menţionat cît de importate sunt cunoştinţele mele fiind necesară transmiterea lor generaţiilor viitoare. Ele sunt importante pentru agricultură şi în general pentru întreaga sistemă a gospodăriilor. Atunci doar am aflat că ştiinţa posedă doar teorie – practica fiind uitată. Atunci acest profesor a spus: „Daţi-mi 1000 de Holtzeri şi voi face ordine în întreaga lume.” Cu modul meu de întreţinere a gospodăriilor eu pot hrăni nu 6 miliarde ci 18, în acelaşi timp avînd păduri şi cîmpii vii, produse comestibile.

Cor. Aş vrea să le aduc la cunoştinţă ascultătorilor noştri că acestea nu sunt vorbe goale. Dacă v-a cointeresant tema accesaţi internetul, informaţie este din belşug deja tradusă în limba rusă. Toate afirmaţiile domnului Holtzer sunt confirmate, sunt reale şi ne insuflă mult optimism. Din păcate emisiunea noastră e pe sfîrşite. Aş vrea să vă rog să ne spuneţi ceva ce din punctul dumnevoastră de vedere este primordial anume pentru locuitorii Moscovei. Îi cunoaşteţi deja deoarece nu sunteţi prima dată în Rusia.

H. Ceea ce o să vă spun nu e doar pentru Moscova, ci pentru întreaga Rusie. E absolut necesar ca politicienii să acorde posibilitate tuturor celor ce au participat la seminarele mele sau pur şi simplu au fost interesaţi de agricultura ecologic pură să se poată ocupa de acest domeniu. E necesară o reformă în legătură cu pămîntul, pentru ca fiecare om să poată avea propriul pămînt sa-l poata lucra si surplusul de recolta să-l poată furniza in oraşele din apropiere.

Cor. Eu sper că veţi fi auzit anume la noi în Rusia. Vă mulţumim enorm domnule Holtzer, domnule Şec pentru că ne-aţi vizitat astăzi. Pentru cei ce nu au ascultat emisiunea de la ănceput , reamintim că astăzi în programa „Ei au făcut aceasta” l-am avut ca oaspete pe S. Holtzer. Dumnealui a realizat în toată lumea o mulţime de proiecte folosind metoda permaculturii. Are proiecere realizate în Austria, Scoţia, Portugalia, Spania, America Latină iar acum Slavă Domnului începe a realiza aceste proiecte în Ucraina şi Rusia. Realizează proiecte şi cu miliardari unul din ei fiind Svarowsky. Ţăran din munte, om de afaceri, agricultor-revoluţionar, autor de cîteva cărţi o parte din care sunt deja traduse în limba rusă. De asemenea Sepp duce seminare, este consultant în domeniul permaculturii. Sepp Holtzer a fost oaspetele nostru de astăzi în programa „Ei au făcut aceasta”. Vă mulţumim enorm! Domnul Eduard vă mulţumim şi pe dumnevoastră deasemenea!

In timpul turneului sau recent din Russia (octombrie-noiembrie 2010), Sepp Holzer a oferit o serie de interviuri si reportaje. Va propunem traducerea unuia din ele, efectuata de voluntarii nostri.

ЛИХАЧЕВА: Доброе утро, вы слушаете “Финам FM“, меня зовут Елена Лихачева. Здравствуйте. В последнее время в Москве, практически, как в Греции, можно найти действительно все, ну или почти все, за некоторым исключением: у нас нет моря и еще у нас нет нормальных экологически чистых, приемлемых по многим показателям продуктов. Их практически не купишь ни за какие деньги. Не потому что цены неприемлемые, а потому что их в принципе нет. Я очень надеюсь, что, может быть, с помощью вот таких людей, как наш сегодняшний гость, эта чудовищная ситуация наконец сдвинется с мертвой точки. У нас сегодня в гостях Зепп Хольцер. Доброе утро, guten Morgen!

ХОЛЬЦЕР: Guten Morgen!

[rutube]4834b425413daabd0b0b405b320d179f[/rutube]

ЛИХАЧЕВА: И нам сегодня помогает переводчик, Эдуард Шек. И ему тоже огромное спасибо. Мы прервемся на рубрику “Статус”.

Статус: Зепп Хольцер, аграрий-революционер, предприниматель, один из родоначальников идеи пермакультуры. Австрийский горный крестьянин, который разработал собственную пермакультуру по оформлению ландшафта и оздоровлению природных циклов. Руководит проектами восстановления ландшафта по всему миру. Исследования и эксперименты Хольцера обучают продолжительному и гуманному обращению с землей и живыми существами. Книги Зеппа Хольцера изданы во многих странах и пользуются большой популярностью.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Огромное спасибо за то, что пришли сегодня. Первый мой вопрос: я думаю, что некоторые из наших слушателей, где-то слышали, что такое пермакультура, но вряд ли они понимают ее основные принципы и методы, поэтому я попросила бы вас рассказать об этом.

ХОЛЬЦЕР: Всем доброе утро. Пермакультура Зеппа Хольцера – это разработанная мною методика, это жизнь в гармонии с природой. Я начал заниматься этим с детства, с 5-6 лет, и продолжаю до сих пор.

ЛИХАЧЕВА: Расскажите, пожалуйста, про ваше поместье, о котором, у нас в России уже знают и мы в некоторых моих программах рассказывали об этом. Просто некоторые бизнесмены, которые у нас занимаются экологически чистым туризмом или мечтают о том, чтобы сделать экологически чистую ферму и делают на пути к этому первые шаги, знают о вашем поместье и о вас. Я бы хотела, чтобы вы сами рассказали об этом.

ХОЛЬЦЕР: Я живу на высоте 1300 метров над уровнем моря. Нижняя точка поместья расположена на высоте примерно 1100 метров, верхняя — 1500 метров. Среднегодовая температура равна 4,5 градуса Цельсия. Это самый холодный регион в Австрии, его называют Австрийской Сибирью. До меня, все площади были непродуктивными и только благодаря моему способу, благодаря тому, что у меня сейчас все перемешано, там растут и персики, и абрикосы, и орехи, и сливы, и виноград. Очень много людей из Украины и России было на наших семинарах, и они восторженно говорят о том, что это рай на земле и интересуются, как это все можно сделать.

ЛИХАЧЕВА: Правильно я понимаю, вы создаете замкнутую экологически чистую систему, в которой циркулируют природные законы, и в которые вы не вмешиваетесь?

ХОЛЬЦЕР: Это происходит за счет того, что я только наблюдаю и управляю.

Нужно понять, что природа совершенна. Представьте, что природа дала мне разум для того, чтобы управлять и распоряжаться ею, а не для того, чтобы бороться с природой.

Мы учимся в этом университете природы и читаем эту открытую книгу, где на каждый вопрос ты можешь получить ответ. Тебе надо только прочитать все и сразу воплотить, именно для этого тебе нужен разум, для того, чтобы ты все это делал. И ты учишься творить в тех условиях, которые тебе предоставляет природа.

ЛИХАЧЕВА: Зепп, но разве в обычных природных условиях персики и виноград растут при средней температуре в 4,5 градуса?

ХОЛЬЦЕР: Раньше многие люди говорили мне то же самое. Ни в коем случае нельзя забывать, что если есть камни, если есть скалы, то нужно их просто использовать, это же как отражение тепла от солнца, как накопление энергии, которую камень потом отдает растениям. И благодаря созданию таких микроклиматических зон, благодаря тому, что я делаю ограждения из камней со всех сторон, не возникает каминного эффекта, ветер не вытягивает теплый воздух и создается микроклиматическая зона, где цветут все растения.

ЛИХАЧЕВА: То есть, вместо того, чтобы вкладывать деньги, время и мускульную силу в строительство теплиц, вы создаете естественные микроклиматические зоны, правильно?

ХОЛЬЦЕР: Без работ это не получится, я должен только правильно управлять, а работать просто необходимо, но это все на долгое время, на многие поколения вперед. Не нужно забывать, что мы, на протяжении очень многих поколений, допускали ошибки: мы все выправляли, делали ровным, для того чтобы машины могли проехать и обработать. Когда мы делаем открытые площади, то ветер все уносит, а вода все размывает и тогда, в холодном регионе, ничего расти не будет. Поэтому, мне нужно создавать микроклиматические зоны, где нет ветра, и благодаря чему происходит накопление теплого воздуха; а если нет защиты от ветра, то, не смотря на солнце, у меня будет холодно, а так это микроклиматические зоны, в которых можно выращивать и съедобные каштаны и виноград.

ЛИХАЧЕВА: Сравнимы ли показатели урожайности у вас, в вашем поместье и в среднем, скажем, в Европе, если мы говорим об обычном сельском хозяйстве?

ХОЛЬЦЕР: Если мы будем сравнивать, у нас уже написано порядка 13 дипломных работ и диссертаций на разных языках, в том числе и на русском, в которых люди все измерили и вычислили, и определили, что

урожайность увеличивается в 18 раз, если управлять растениями, которые находятся в естественном симбиозе и гармонии. Птицы и животные также участвуют в экосистеме.

ЛИХАЧЕВА: По сравнению с чем?

ХОЛЬЦЕР: С традиционным ведением хозяйства.

ЛИХАЧЕВА: С традиционным ведением хозяйства, где используются, уточните, пожалуйста, химикаты, генномодифицированные продукты, и так далее, вы это имеете в виду, подразумевая традиционное хозяйство?

ХОЛЬЦЕР: Я бы хотел назвать конкретные цифры, потому что есть цифры, на основе дипломных работ, когда министерство финансов стало очень интересоваться тем, чем я занимаюсь на своей земле…

ЛИХАЧЕВА: Австрийское министерство финансов?

ХОЛЬЦЕР: Естественно. Они прочитали дипломные работы, провели исследования и только для меня, для моего хозяйства, они сделали новый налог и увеличили налогообложение больше чем в 10 раз. Только на основе заключения специалистов, они смогли определить, что это не бедное горное крестьянское хозяйство, а высокопродуктивная земля, что это огородное хозяйство. Дело в том, что я отдельно плачу налоги за свое хозяйство и отдельно за лекции, которые я читаю во всех университетах почти по всему миру. И только за ведение хозяйства, они увеличили мне налог более чем в 10 раз.

ЛИХАЧЕВА: Цифры, безусловно, впечатляют, но я бы хотела уточнить, когда вы говорите о том, что ваши показатели урожайности в 18 раз превышают традиционные, то с чем мы сравниваем, когда говорим о традиционном хозяйстве? Вот это очень важный момент. Мы говорим о том, где применяются генномодифицированные продукты, где применяются бесконечные химикаты, и так далее или мы говорим о более-менее экологически чистых продуктах, просто без применения системы Зеппа Хольцера?

ХОЛЬЦЕР: Идет сравнение с традиционным ведением хозяйства, это дипломная работа Штефана Ротта, которую он сделал в венском университете, с большими энергетическими рабочими затратами и с применением химии, именно так, как мы обычно воспринимаем все это. Это же, как тюрьмы для свиней, где они стоят постоянно в одном месте, их нужно кормить, конечно, у них это вызывает стресс и болезни, что тянет за собой вызов ветеринаров и применение антибиотиков. При моем ведении хозяйства, они находятся у меня на свободе. У меня существуют земляные сараи – специальные сооружения, которые вкопаны в землю, за счёт чего там летом прохладно, а зимой тепло. Там есть специальные загоны, где достаточное количество корма.

ЛИХАЧЕВА: То есть, они сами питаются без вашего участия?

ХОЛЬЦЕР: Да, они обеспечивают себя сами.

ЛИХАЧЕВА: А птицы? Я знаю точно, что у вас есть утки.

ХОЛЬЦЕР: Они находятся в водных ландшафтах, там, где есть водоемы. У нас большие площади водного ландшафта, где очень много зеленого корма. Конечно, я должен время от времени следить за животными и прикармливать их, чтобы они не отвыкали от людей. Прирост, это птицы, которые выросли и размножились, я продаю или использую для собственных нужд. Я оставляю только тех животных и птиц, которые мне необходимы для дальнейшего размножения.

Ни в коем случае нельзя эксплуатировать землю в большом масштабе, то есть у меня не должно быть очень много животных на определенной территории.

Если мы сейчас говорим о животных, то очень важно добавить, что нужно научиться правильно следить и ухаживать за ними, а для этого необходима практика. Мы делаем это в загонах. Допустим, у меня в одном загоне свиньи, и в зависимости от того какого размера у меня загон, они находятся там 3-4 недели, потом я засеваю там, чтобы у меня новая зелень выросла, затем идет крупнорогатый скот, потом лошади, потом бараны или козы, в зависимости от того, что у вас есть. И это все находится в таком круговороте на протяжении всего года. Это очень важно, так как каждое животное имеет своих собственных паразитов. Не страшно, когда присутствует небольшое количество этих паразитов, опасность представляет их большое количество, когда они будут откладывать яйца вместе с испражнениями, попадать в землю, а потом животные их будут съедать. А так как мы все это меняем, в течение всего года, то в природе это все регулируется естественными средствами, просто нужно использовать эти средства, таким способом, чтобы не размножать, а сдерживали их.

ЛИХАЧЕВА: Это конечно гениально организовать пространство естественным способом.

ХОЛЬЦЕР: Я бы еще хотел добавить, дело в том, что паразиты, находящиеся у свиней, не могут перейти на баранов. Важно, чтобы в загонах постоянно менялись животные, то есть в одном загоне не были только свиньи. Это очень важно учитывать при содержании животных.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы буквально на одну минуту прервемся. Я еще раз представлю нашего гостя, у нас сегодня в программе “Они сделали это!” аграрий-революционер, предприниматель, автор книг, многие из которых переведены уже в России и, кстати, пользуются бешеной популярностью, ведущий семинаров, консультант по пермакультуре, которую он продвигает в Европе, Зепп Хольцер у нас сегодня в программе “Они сделали это!”. Буквально через одну минуту мы вернемся в студию “Финам FM“.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро, я представляю нашего сегодняшнего гостя. Сегодня в программе “Они сделали это!” человек, опытом которого, насколько я могу судить, по разговорам с моими утренними гостями, большинство из них бизнесмены, сейчас пытаются пользоваться и они. Наши российские бизнесмены закупают земли и имеют, я так понимаю, далеко идущие планы на эти земли, которые, так уж сложились обстоятельства, все мы это знаем из нашей истории, какое-то время были совершенно неиспользуемыми, около 15 лет на них никто не сеял, не пахал. А для принципов пермакультуры, а именно ее продвигает наш сегодняшний гость в Европе, а теперь и у нас, это очень важный и очень редкий фактор. Зепп Хольцер, предприниматель, автор книг, ведущий семинаров, человек, который продвигает, как я уже сказала, пермакультуру. Еще раз доброе утро, еще раз спасибо огромное за то, что пришли к нам сегодня. Нам сегодня с переводом помогает Эдуард Шек, и ему огромное спасибо. Является ли пермакультура реальной альтернативой к тому, что существует сейчас? Потому что, как мне кажется и, это в общем не секрет, это банальность, тот путь, по которому сейчас развивается сельское хозяйство, тупиковый.

ХОЛЬЦЕР: Я могу это только подтвердить.

ЛИХАЧЕВА: Если с одной стороны существуют химикаты, ГМО и никто не спорит, что это плохо, но грамотные корпорации получают от этого громадные деньги, то каким образом сторонники пермакультуры собираются бороться с представителями этих корпораций и вообще с этим привычным методом и, так называемым, традиционным подходом?

ХОЛЬЦЕР:

Нельзя манипулировать природой – это обман и ты обманываешь самого себя. Тот ущерб, тот вред, который нанесен, просто невозможно восстановить. По-моему, это преступление против природы и против человечества.

ЛИХАЧЕВА: Я бы хотела спросить вас, как профессионала, какого мнения вы о ГМО? Как вы думаете, существует ли реальные последствия, может быть, отсроченные во времени или они более-менее нейтральные и особого ущерба для здоровья человека не будет?

ХОЛЬЦЕР: Очень много последствий мы уже видим сейчас.

ЛИХАЧЕВА: Например?

ХОЛЬЦЕР: Растения дегенерируют, это переносится на питание, на живые существа в природе, а также на человека. Животные становятся стерильными. Пчелы и шмели не находят дороги домой, начинается их вымирание.

ЛИХАЧЕВА: Вы мне объясните тогда, почему и в Европе и в Америке, и у нас эти продукты разрешены к применению, ими кормят не только взрослых, но и детей и, как вы думаете, кто за этим стоит?

ХОЛЬЦЕР: За этим стоит очень небольшое количество людей, лоббистов, которые зарабатывают огромные деньги, используя эту ситуацию. Это всем известно.

ЛИХАЧЕВА: А вы испытываете давление со стороны вот этих лоббистов?

ХОЛЬЦЕР: Я чувствую свое предназначение в том, чтобы это озвучивать и говорить об этом. Конечно, мне угрожали, но я никого не боюсь.

ЛИХАЧЕВА: А кто конкретно вам угрожал?

ХОЛЬЦЕР: Вы хотите узнать фамилии?

ЛИХАЧЕВА: Или названия корпораций или представителей этих корпораций.

ХОЛЬЦЕР: Это было сделано анонимно, по почте. И в таком заретушированном виде на моих выступлениях, когда люди подходят ко мне и говорят, что я должен быть осторожен. То есть,

люди подходят и открыто говорят: “Ты хочешь, чтобы твоя семья была жива?”

ЛИХАЧЕВА: То есть, дело доходит до прямых угроз.

ХОЛЬЦЕР: Да, в такой мягкой форме.

ЛИХАЧЕВА: Зепп Хольцер у нас сегодня в программе. Я бы хотела спросить, что вы сейчас делаете в России? Это далеко не первый ваш визит и чем вы занимаетесь у нас?

ХОЛЬЦЕР: Я уже много раз бывал в России. У нас было очень много гостей из России и Украины, в нашем хозяйстве, в поместье Краметерхоф, и они пригласили меня, чтобы вести экологически чистое хозяйство. У них есть большой интерес сделать такое же хозяйство здесь, в России. Мне очень приятно то, насколько люди хотят претворить все это в жизнь. И мне очень приятно их гостеприимство.

У меня уже есть четыре группы в различных уголках вашей родины, плюс я веду практические семинары и график расписан на два года вперед.

Я узнал от организаторов, что у людей громадный интерес. Здесь, на этой богатой почве, все сделать намного проще, чем у нас в экстремальных условиях. Здесь просто безграничные возможности, просто невероятные и я вижу капитал – это площадь, это качество земли и люди, которые готовы работать с землей и что они хотят сами производить продукты питания, но для этого им необходимы знания, как правильно обращаться с землей. Конечно, всем известно, что предыдущие поколения допустили много ошибок. Мы должны просто дать людям возможность, чтобы они сами могли работать на земле, тогда вся земля зацветет, в этом я уверен на 100%. Я уверен, что это произойдет и люди обгонят Запад, если будут вести такое хозяйство.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы прервемся, у нас впереди краткие новости. Я еще раз представлю нашего гостя, человека, который на высоте 1100 метров над уровнем моря, в Альпах, в австрийской глуши построил невероятное хозяйство, где растут и персики, и виноград, и арбуз, и те, кто там побывал, а я знаю людей, которые там побывали, впечатление производит просто невероятное. Там и пруды, где выращивают чуть ли не лосося, это и свинки, и утки, и множество разных других животных, которые живут в практически естественной среде, естественно, под управлением Зеппа Хольцера. Зепп Хольцер у нас сегодня в программе, аграрий-революционер, консультант по пермакультуре, предприниматель, горный крестьянин. Через три минуту мы вернемся в студию “Финам FM“.

Новости.

Еще раз доброе утро, сегодня в программе “Они сделали это!” человек, который на высоте 1100 метров, у себя в Альпах, построил невероятное. Его горное крестьянское хозяйство сейчас известно по всему миру, Зепп Хольцер у нас сегодня в программе, аграрий-революционер, предприниматель, консультант и продвиженец пермакультуры, которая сейчас становится известной и у нас в России. Вы как человек, который провели здесь некоторое количество семинаров, пообщались с русскими фермерами или людьми, желающими стать фермерами, как вы думаете, помимо отсутствия знаний, что может затормозить эту невероятно интересную тему, этот растущий тренд у нас в России?

ХОЛЬЦЕР: Понятно, что будет достаточно тяжело людям, потому что они должны начинать практически с нуля. Ведь вы не выросли на земле, как вырос на земле я. Они должны избавиться от мусора, который забит в их головах, и собирать практический опыт. И это они могут сделать только в университете природы. Здесь они должны начинать. Но это прекрасная работа. И от одного дня к другому у вас будет все больше и больше радостей, я уверен в этом.

ЛИХАЧЕВА: Давайте перейдем к практическим вопросам. Давайте представим, что я, мой муж и наш маленький сын – нам надоело жить в городе. Мы хотим взять в долгосрочную аренду – на 49 лет дают вроде – какое-то количество земли, допустим, в недалекой Калужской области. Перечислите, пожалуйста, что нам нужно для того, чтобы это сделать? Понятно, что нам нужны деньги.

ХОЛЬЦЕР: В первую очередь, это знания. Как я должен работать с землей. Какие семена мне сажать.

ЛИХАЧЕВА: Где мы берем эти знания?

ХОЛЬЦЕР: Есть очень много книг. Я очень много книг написал, их также на русский язык перевели.

ЛИХАЧЕВА: Есть книга, которая называется “Пермакультура Зеппа Хольцера”. Она уже издана, по-моему, да?

ХОЛЬЦЕР: “Аграрий-революционер”, а вторая книга – “Пермакультура – практические применения”.

ЛИХАЧЕВА: И вторая часть книги тоже, по-моему, сейчас уже издана.

ХОЛЬЦЕР: Да, она уже в Москве.

ЛИХАЧЕВА: То есть можно почитать вас, как автора, да?

ХОЛЬЦЕР: Можете, конечно, посетить семинар. У нас есть обучающие семинары. 4 группы у нас уже образовалось в России. Вы можете принять участие на моих проектах по всему миру, в различных климатических условиях, но вы можете, естественно, и сами на своем собственном опыте экспериментировать.

ЛИХАЧЕВА: Какое количество земли нужно арендовать, чтобы стартовать? Минимальное количество гектаров.

ХОЛЬЦЕР: Я сейчас хотел об этом сказать. Вам вовсе не нужно сбегать из города, на самом деле. Я разработал методы, их можно посмотреть. Даже на мусорке можно прекрасно жить. Можно даже использовать продукты со свалки – конечно, те продукты, которые не отягощены тяжелыми металлами. Использовать нужно натуральные продукты для строительства высоких холмистых гряд и выращивать прекрасные овощи. И такой проект я сделал для 12 национальностей. Мы сделали его в июне месяце этого года. Они обучились этому у меня на семинарах. И если вы сейчас приедете и посмотрите это все, там уже полно растет овощей.

ЛИХАЧЕВА: Где, в городе?

ХОЛЬЦЕР: Это в деревне. Это неважно, где это. Это может быть в центре города или на свалке. Даже в большом городе можно на стене дома, практически на новом здании. Это метод би-пасс. Можно выращивать на таком чулке на стене дома. То есть, чулок укрепляется, насыпается земля и прививается с различных сторон. Это для объяснения. Естественно, это будет выглядеть замечательно, очень красиво. У меня есть планы, они у меня с собой. Есть очень много возможностей, чтобы даже жизнь в городе сделать возможной, не обязательно убегать из города.

ЛИХАЧЕВА: То есть не обязательно бегать из города, как вы только что сказали и количество земли абсолютно неважно для того, чтобы начать.

ХОЛЬЦЕР: Если у меня вообще нету земли, я могу делать на балконах, на стене дома…

ЛИХАЧЕВА: А как бы вы оценили перспективы людей, которые хотят это сделать своей профессией?

ХОЛЬЦЕР: Это просто громадные перспективы, на самом деле. Если у них действительно есть интерес заниматься этим, если они смогут почувствовать природу и встроиться в нее, почувствовать себя частичкой этой природы, они получат такую радость и такую энергию. Эту радость я вижу от людей, с какой радостью они занимаются всем этим.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, пожалуйста, два-три самых интересных и одновременно самых сложных ваших проектов в разных уголках мира.

ХОЛЬЦЕР:

Если ты можешь общаться с природой, ты сразу видишь тогда, как ты должен с ней обходиться. Один проект в Колумбии я должен обслуживать и ухаживать за ним совсем по-другому, чем в Норвегии или Шотландии.

Потому что в Колумбии 50 градусов жары и 95% влажности. Очень сухая песочная земля. Кислотность почвы в Шотландии или в Норвегии составляет 3,5. Там растет только один вереск и больше ничего не растет. Это совсем по-другому, совсем другой метод. Но если ты можешь читать открытую природу, ты будешь знать, как с этим всем обходиться. В Колумбии мне нужно сохранить это все, чтобы у меня был уравновешенный баланс на протяжении всего года. В Шотландии мне нужно смотреть на то, чтобы там уходила вода, чтобы вереск мог перегнивать. Воздух сможет проникнуть в землю, жизнь в почве оживет и тогда включится природный процесс перегнивания и восстановления почвы. И если мы посмотрим фотографии различных климатических зон в Испании, в Португалии, это большие проекты, которые развились в очень короткий промежуток времени в два-три года. Вы просто поезжайте туда и поговорите с людьми. Вы можете потрогать это своими собственными руками, как все это развилось. Тогда вы сэкономите очень много вопросов и времени.

ЛИХАЧЕВА: Я еще раз представлю нашего сегодняшнего невероятного гостя: человек, которого приглашают читать доклады в престижнейшие университеты Европы и Америки, автор пермакультурных проектов по всему миру – и в Австрии, и в Шотландии, и в Португалии; например, у миллиардера Сваровски он сделал замечательный проект, о котором мы, возможно, сегодня успеем поговорить. Теперь он дает открытые мастер-классы и семинары и в Украине, и у нас здесь, в России. Горный крестьянин, предприниматель, аграрий-революционер Зепп Хольцер сегодня в программе “Они сделали это!”. Помогает с переводом нам сегодня Эдуард Шек. Через одну минуту мы вернемся в студию “Финам FM“.


Зепп ХольцерЛИХАЧЕВА:

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Сегодня в программе “Они сделали это!” человек, который написал, во-первых, огромное количество книг, некоторые из них сейчас переведены, есть фильмы по пермакультуре. Человек, который продвигает по всему миру – и теперь у нас, в России – эту самую пермакультуру, который читает доклады в университетах Европы и Америки, делает великолепные проекты, в том числе и у миллиардеров по всему миру, предприниматель, аграрий-революционер Зепп Хольцер. И помогает сегодня с переводом нам Эдуард Шек. Еще раз доброе утро, еще раз спасибо за то, что пришли к нам сегодня. Зепп, что вас, как человека – практически всю жизнь занимающегося сельским хозяйством – сейчас что вас заботит больше всего, что не дает вам спать по ночам.

ХОЛЬЦЕР: На мой взгляд, самое важное, чтобы детям дать возможность жить вместе с природой, потому что в каждом ребенке находится исследователь. Для того, чтобы что-то позитивное сделать в нашем мире нужно, чтобы дети воспитывали родителей, потому что дети получают это от природы. И подходят тогда к маме и папе и говорят: “Папа, мама, посмотри я вот так научился это делать”. Детям необходима радость от опыта, который они сделали, от того эксперимента, который они провели в природе. Необходимо дать такую возможность детям.

ЛИХАЧЕВА: Знаете, я хорошо еще помню кошмарное лето 2010 года в Москве – и я вас хочу спросить о том, как на ваш взгляд, можно предотвратить то, что случилось у нас на территории средней полосы России, в Подмосковье и чтобы больше такого не было, я имею в виду пожары.

ХОЛЬЦЕР: Это относится не только к России, потому что пожары были во всем мире – в Португалии, в Испании, в Греции, в Америке, в Австралии и также в России – везде на земле. Это самое простое; чтобы научились правильно обращаться с водой. Мое предложение, чтобы минимум 5% от имеющейся площади было покрыто водой, лучше 10. Как я уже сказал, нужно всего лишь использовать линии и высоты и низменности заполнять водой. Дать восстановиться флоре и фауне и будет сочная трава, сочное дерево тогда и, естественно, каждый знает, что вода не горит. И, естественно, больные деревья, чрезмерная эксплуатация почвы – все будет гореть.

ЛИХАЧЕВА: Мы сегодня с вами много говорили о детях. Вы не могли бы рассказать про свое детство?

ХОЛЬЦЕР: Я очень многое пережил в своем детстве, как позитивного, так и негативного. Я ребенком еще на крутом склоне имел пару квадратных метров своей земли. Всевозможные семена, растения высаживал между камнями. Один раз я прихожу и вижу, что у меня все смыло с моего участка. Я плакал, я опять собирал свои растения и папу спрашивал, что мне теперь делать. Он говорит: “Ты ничего не можешь сделать,    это был очень сильный дождь. Все смыло”. Но этот ответ для меня был недостаточным. Внимательно посмотрел, понаблюдал за этим и я увидел, что там, где есть камни, там остались некоторые растения у меня. И сразу подумал, что камни являются защитой. И я, сгребая все руками, сделал вручную, без инструментов маленькие террасы. Опять засадил свои растения, положил сверху листву, чтобы было им мягко, красиво; камушки сверху приложил и они опять прекрасно стали у меня расти. У меня такая была радость. И я все это за очень короткий промежуток времени прожил. Это первые террасы, которые я построил своими руками. Теперь, используя именно этот метод, я затеррасировал весь склон у себя.

ЛИХАЧЕВА: Это сколько вам лет было, когда вы первую террасу построили?

ХОЛЬЦЕР: Начал с пяти лет, но мою первую террасу – в семь лет, которую я сделал руками.

ЛИХАЧЕВА: То есть вы такой прирожденный аграрий, крестьянин. Это у вас в крови, в генах.

ХОЛЬЦЕР: Папа и мама тоже были горными крестьянами. Это была непродуктивная земля, было очень тяжело работать на склоне горы. Очень много наших соседей продали свои хозяйства из-за того, что они были не в состоянии содержать себя со своей земли. Мой отец тоже хотел все продать, это все написано в моих книгах, мои книги и на русском языке есть. Я сопротивлялся руками и ногами. Если вы это все прочитаете в книжке, я еще школьником сопротивлялся тому, чтобы отец продал эту землю. Потому что там были мои грядки и мои террасы. И я смог избежать этого. Очень много соседских участков я смог докупить и у меня сейчас мое хозяйство в два раза больше, чем то, которое я получил от своего отца. И очень много соседей, которые вынуждены были отказаться от ведения своего хозяйства. И у нас график на годы заполнен, постоянно приезжают десятки, сотни людей.

ЛИХАЧЕВА: Сейчас люди, которые хотят научиться, к примеру, могут научиться у вас. Но вы сами учились у кого-то или все путем эксперимента?

ХОЛЬЦЕР: То, что я научился в училище и на спецкурсах прошел – мне пришлось весь этот мусор выкидывать из головы. Потому что у меня были ужасные убытки, это все я подробно описал в моей книге. В этих экстремальных условиях я применяю удобрение и химию, все становилось зависимым от меня. В этом холодном регионе все замерзает, не может выжить, потому что не приспособилось совсем.

ЛИХАЧЕВА: Да, я для наших слушателей еще раз маленькую ремарочку вставлю: у Зеппа Хольцера крестьянское имение находится в горах, 1100 метров…

ХОЛЬЦЕР: Между 1100 и 1500 метров – это разница по высоте в 400 метров. 50 гектаров.

ЛИХАЧЕВА: Да, 50 гектаров в горах, и это место называют “Австрийской Сибири”, то есть это, в общем-то, такая альпийская глушь. Там это находится, поэтому все разговоры о том, что да, у них там в Альпах все такое плодородное, а у нас здесь неплодородные почвы…

ХОЛЬЦЕР: Три четверти у него камней.

ЛИХАЧЕВА: Да, три четверти камня.

ХОЛЬЦЕР: Можно сказать, что три четверти камней, да. У нас были семинары для университетов, был очень известный профессор и биолог Бент Люч. И очень много других профессоров и ассистентов. И он попросил меня, чтобы для будущего эти знания, которые я насобирал и которые очень важны, чтобы я передавал эти знания будущему поколению. Это важно для сельского хозяйства и для народного хозяйства. И тогда я только узнал: наука вовсе не все знает и что им необходима практика – у них только теория. И он тогда сказал журналистам: “Дайте мне тысячу Хольцеров, тогда я приведу весь мир в порядок”. С этим ведением хозяйства я могу прокормить на Земле не 6 миллиардов, а 18 миллиардов. Это будут тогда живые поля, живые леса, съедобные леса…

ЛИХАЧЕВА: Я бы, кстати, хотела нашим слушателям сказать, что это не голословное утверждение. Если у вас проснулся интерес к этой теме, я уверена, вы можете и в Интернете массу информации найти, книги Зеппа Хольцера, переведенные на русский язык, прочитать. Все эти утверждения и исследования, о которых мы сегодня упоминаем, они подтверждены, они существуют и это вселяет в меня огромное количество оптимизма. К сожалению, буквально пару минут у нас осталось до завершения программы. Я бы хотела вас сейчас попросить именно для московских слушателей сказать что-то, что вы считаете наиболее важным для жителей Москвы. Вы познакомились уже с москвичами, вы не первый раз в России.

ХОЛЬЦЕР: То, что я скажу, не только для москвичей, но и для всей России. Чтобы политики дали возможность людям ту энергию, которую я почувствовал от людей, присутствующих на моих семинарах, чтобы дать им возможность получить землю, у тех, у кого проявляется такой громадный интерес, чтобы они могли заниматься ведением сельского экологически чистого хозяйства; и, возможно, реализовывать проекты в городах для граждан, не имеющих земли – это было бы необходимо. Чтобы сделали земельную реформу, чтобы у каждого человека земли была своя земля.

ЛИХАЧЕВА: Я очень надеюсь, что вы будете услышаны именно у нас в России. Спасибо огромное и вам, Эдуард, и вам, Зепп Хольцер за то, что пришли к нам сегодня. Для тех, кто только что присоединился, еще раз напомню, кто у нас был сегодня в гостях. Итак, сегодня в программе “Они сделали это!” человек, который сделал по всему миру огромное количество пермакультурных проектов в Австрии, в Шотландии, в Испании, в Португалии, в Латинской Америке, теперь, слава Богу, начинает делать в Украине и у нас в России. Он работает и у миллиардеров типа Сваровски – и это не единственный его миллионерский проект. Горный крестьянин, предприниматель, автор книг, часть из которых переведена на русский, ведущий семинаров, консультант по пермакультуре, аграрий-революционер Зепп Хольцер в программе “Они сделали это!” Спасибо вам огромное; Эдуард, и вам огромное спасибо.

ХОЛЬЦЕР: Auf Wiedersehen, и много успехов вам.

ЛИХАЧЕВА: Auf Wiedersehen, danke. И вам тоже. Огромное спасибо. Это была программа “Они сделали это!”.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро, я представляю нашего сегодняшнего гостя. Сегодня в программе “Они сделали это!” человек, опытом которого, насколько я могу судить, по разговорам с моими утренними гостями, большинство из них бизнесмены, сейчас пытаются пользоваться и они. Наши российские бизнесмены закупают земли и имеют, я так понимаю, далеко идущие планы на эти земли, которые, так уж сложились обстоятельства, все мы это знаем из нашей истории, какое-то время были совершенно неиспользуемыми, около 15 лет на них никто не сеял, не пахал. А для принципов пермакультуры, а именно ее продвигает наш сегодняшний гость в Европе, а теперь и у нас, это очень важный и очень редкий фактор. Зепп Хольцер, предприниматель, автор книг, ведущий семинаров, человек, который продвигает, как я уже сказала, пермакультуру. Еще раз доброе утро, еще раз спасибо огромное за то, что пришли к нам сегодня. Нам сегодня с переводом помогает Эдуард Шек, и ему огромное спасибо. Является ли пермакультура реальной альтернативой к тому, что существует сейчас? Потому что, как мне кажется и, это в общем не секрет, это банальность, тот путь, по которому сейчас развивается сельское хозяйство, тупиковый.

ХОЛЬЦЕР: Я могу это только подтвердить.

ЛИХАЧЕВА: Если с одной стороны существуют химикаты, ГМО и никто не спорит, что это плохо, но грамотные корпорации получают от этого громадные деньги, то каким образом сторонники пермакультуры собираются бороться с представителями этих корпораций и вообще с этим привычным методом и, так называемым, традиционным подходом?

ХОЛЬЦЕР:

Нельзя манипулировать природой – это обман и ты обманываешь самого себя. Тот ущерб, тот вред, который нанесен, просто невозможно восстановить. По-моему, это преступление против природы и против человечества.

ЛИХАЧЕВА: Я бы хотела спросить вас, как профессионала, какого мнения вы о ГМО? Как вы думаете, существует ли реальные последствия, может быть, отсроченные во времени или они более-менее нейтральные и особого ущерба для здоровья человека не будет?

ХОЛЬЦЕР: Очень много последствий мы уже видим сейчас.

ЛИХАЧЕВА: Например?

ХОЛЬЦЕР: Растения дегенерируют, это переносится на питание, на живые существа в природе, а также на человека. Животные становятся стерильными. Пчелы и шмели не находят дороги домой, начинается их вымирание.

ЛИХАЧЕВА: Вы мне объясните тогда, почему и в Европе и в Америке, и у нас эти продукты разрешены к применению, ими кормят не только взрослых, но и детей и, как вы думаете, кто за этим стоит?

ХОЛЬЦЕР: За этим стоит очень небольшое количество людей, лоббистов, которые зарабатывают огромные деньги, используя эту ситуацию. Это всем известно.

ЛИХАЧЕВА: А вы испытываете давление со стороны вот этих лоббистов?

ХОЛЬЦЕР: Я чувствую свое предназначение в том, чтобы это озвучивать и говорить об этом. Конечно, мне угрожали, но я никого не боюсь.

ЛИХАЧЕВА: А кто конкретно вам угрожал?

ХОЛЬЦЕР: Вы хотите узнать фамилии?

ЛИХАЧЕВА: Или названия корпораций или представителей этих корпораций.

ХОЛЬЦЕР: Это было сделано анонимно, по почте. И в таком заретушированном виде на моих выступлениях, когда люди подходят ко мне и говорят, что я должен быть осторожен. То есть,

люди подходят и открыто говорят: “Ты хочешь, чтобы твоя семья была жива?”

ЛИХАЧЕВА: То есть, дело доходит до прямых угроз.

ХОЛЬЦЕР: Да, в такой мягкой форме.

ЛИХАЧЕВА: Зепп Хольцер у нас сегодня в программе. Я бы хотела спросить, что вы сейчас делаете в России? Это далеко не первый ваш визит и чем вы занимаетесь у нас?

ХОЛЬЦЕР: Я уже много раз бывал в России. У нас было очень много гостей из России и Украины, в нашем хозяйстве, в поместье Краметерхоф, и они пригласили меня, чтобы вести экологически чистое хозяйство. У них есть большой интерес сделать такое же хозяйство здесь, в России. Мне очень приятно то, насколько люди хотят претворить все это в жизнь. И мне очень приятно их гостеприимство.

У меня уже есть четыре группы в различных уголках вашей родины, плюс я веду практические семинары и график расписан на два года вперед.

Я узнал от организаторов, что у людей громадный интерес. Здесь, на этой богатой почве, все сделать намного проще, чем у нас в экстремальных условиях. Здесь просто безграничные возможности, просто невероятные и я вижу капитал – это площадь, это качество земли и люди, которые готовы работать с землей и что они хотят сами производить продукты питания, но для этого им необходимы знания, как правильно обращаться с землей. Конечно, всем известно, что предыдущие поколения допустили много ошибок. Мы должны просто дать людям возможность, чтобы они сами могли работать на земле, тогда вся земля зацветет, в этом я уверен на 100%. Я уверен, что это произойдет и люди обгонят Запад, если будут вести такое хозяйство.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы прервемся, у нас впереди краткие новости. Я еще раз представлю нашего гостя, человека, который на высоте 1100 метров над уровнем моря, в Альпах, в австрийской глуши построил невероятное хозяйство, где растут и персики, и виноград, и арбуз, и те, кто там побывал, а я знаю людей, которые там побывали, впечатление производит просто невероятное. Там и пруды, где выращивают чуть ли не лосося, это и свинки, и утки, и множество разных других животных, которые живут в практически естественной среде, естественно, под управлением Зеппа Хольцера. Зепп Хольцер у нас сегодня в программе, аграрий-революционер, консультант по пермакультуре, предприниматель, горный крестьянин. Через три минуту мы вернемся в студию “Финам FM“.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро, сегодня в программе “Они сделали это!” человек, который на высоте 1100 метров, у себя в Альпах, построил невероятное. Его горное крестьянское хозяйство сейчас известно по всему миру, Зепп Хольцер у нас сегодня в программе, аграрий-революционер, предприниматель, консультант и продвиженец пермакультуры, которая сейчас становится известной и у нас в России. Вы как человек, который провели здесь некоторое количество семинаров, пообщались с русскими фермерами или людьми, желающими стать фермерами, как вы думаете, помимо отсутствия знаний, что может затормозить эту невероятно интересную тему, этот растущий тренд у нас в России?

ХОЛЬЦЕР: Понятно, что будет достаточно тяжело людям, потому что они должны начинать практически с нуля. Ведь вы не выросли на земле, как вырос на земле я. Они должны избавиться от мусора, который забит в их головах, и собирать практический опыт. И это они могут сделать только в университете природы. Здесь они должны начинать. Но это прекрасная работа. И от одного дня к другому у вас будет все больше и больше радостей, я уверен в этом.

ЛИХАЧЕВА: Давайте перейдем к практическим вопросам. Давайте представим, что я, мой муж и наш маленький сын – нам надоело жить в городе. Мы хотим взять в долгосрочную аренду – на 49 лет дают вроде – какое-то количество земли, допустим, в недалекой Калужской области. Перечислите, пожалуйста, что нам нужно для того, чтобы это сделать? Понятно, что нам нужны деньги.

ХОЛЬЦЕР: В первую очередь, это знания. Как я должен работать с землей. Какие семена мне сажать.

ЛИХАЧЕВА: Где мы берем эти знания?

ХОЛЬЦЕР: Есть очень много книг. Я очень много книг написал, их также на русский язык перевели.

ЛИХАЧЕВА: Есть книга, которая называется “Пермакультура Зеппа Хольцера”. Она уже издана, по-моему, да?

ХОЛЬЦЕР: “Аграрий-революционер”, а вторая книга – “Пермакультура – практические применения”.

ЛИХАЧЕВА: И вторая часть книги тоже, по-моему, сейчас уже издана.

ХОЛЬЦЕР: Да, она уже в Москве.

ЛИХАЧЕВА: То есть можно почитать вас, как автора, да?

ХОЛЬЦЕР: Можете, конечно, посетить семинар. У нас есть обучающие семинары. 4 группы у нас уже образовалось в России. Вы можете принять участие на моих проектах по всему миру, в различных климатических условиях, но вы можете, естественно, и сами на своем собственном опыте экспериментировать.

ЛИХАЧЕВА: Какое количество земли нужно арендовать, чтобы стартовать? Минимальное количество гектаров.

ХОЛЬЦЕР: Я сейчас хотел об этом сказать. Вам вовсе не нужно сбегать из города, на самом деле. Я разработал методы, их можно посмотреть. Даже на мусорке можно прекрасно жить. Можно даже использовать продукты со свалки – конечно, те продукты, которые не отягощены тяжелыми металлами. Использовать нужно натуральные продукты для строительства высоких холмистых гряд и выращивать прекрасные овощи. И такой проект я сделал для 12 национальностей. Мы сделали его в июне месяце этого года. Они обучились этому у меня на семинарах. И если вы сейчас приедете и посмотрите это все, там уже полно растет овощей.

ЛИХАЧЕВА: Где, в городе?

ХОЛЬЦЕР: Это в деревне. Это неважно, где это. Это может быть в центре города или на свалке. Даже в большом городе можно на стене дома, практически на новом здании. Это метод би-пасс. Можно выращивать на таком чулке на стене дома. То есть, чулок укрепляется, насыпается земля и прививается с различных сторон. Это для объяснения. Естественно, это будет выглядеть замечательно, очень красиво. У меня есть планы, они у меня с собой. Есть очень много возможностей, чтобы даже жизнь в городе сделать возможной, не обязательно убегать из города.

ЛИХАЧЕВА: То есть не обязательно бегать из города, как вы только что сказали и количество земли абсолютно неважно для того, чтобы начать.

ХОЛЬЦЕР: Если у меня вообще нету земли, я могу делать на балконах, на стене дома…

ЛИХАЧЕВА: А как бы вы оценили перспективы людей, которые хотят это сделать своей профессией?

ХОЛЬЦЕР: Это просто громадные перспективы, на самом деле. Если у них действительно есть интерес заниматься этим, если они смогут почувствовать природу и встроиться в нее, почувствовать себя частичкой этой природы, они получат такую радость и такую энергию. Эту радость я вижу от людей, с какой радостью они занимаются всем этим.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, пожалуйста, два-три самых интересных и одновременно самых сложных ваших проектов в разных уголках мира.

ХОЛЬЦЕР:

Если ты можешь общаться с природой, ты сразу видишь тогда, как ты должен с ней обходиться. Один проект в Колумбии я должен обслуживать и ухаживать за ним совсем по-другому, чем в Норвегии или Шотландии.

Потому что в Колумбии 50 градусов жары и 95% влажности. Очень сухая песочная земля. Кислотность почвы в Шотландии или в Норвегии составляет 3,5. Там растет только один вереск и больше ничего не растет. Это совсем по-другому, совсем другой метод. Но если ты можешь читать открытую природу, ты будешь знать, как с этим всем обходиться. В Колумбии мне нужно сохранить это все, чтобы у меня был уравновешенный баланс на протяжении всего года. В Шотландии мне нужно смотреть на то, чтобы там уходила вода, чтобы вереск мог перегнивать. Воздух сможет проникнуть в землю, жизнь в почве оживет и тогда включится природный процесс перегнивания и восстановления почвы. И если мы посмотрим фотографии различных климатических зон в Испании, в Португалии, это большие проекты, которые развились в очень короткий промежуток времени в два-три года. Вы просто поезжайте туда и поговорите с людьми. Вы можете потрогать это своими собственными руками, как все это развилось. Тогда вы сэкономите очень много вопросов и времени.

ЛИХАЧЕВА: Я еще раз представлю нашего сегодняшнего невероятного гостя: человек, которого приглашают читать доклады в престижнейшие университеты Европы и Америки, автор пермакультурных проектов по всему миру – и в Австрии, и в Шотландии, и в Португалии; например, у миллиардера Сваровски он сделал замечательный проект, о котором мы, возможно, сегодня успеем поговорить. Теперь он дает открытые мастер-классы и семинары и в Украине, и у нас здесь, в России. Горный крестьянин, предприниматель, аграрий-революционер Зепп Хольцер сегодня в программе “Они сделали это!”. Помогает с переводом нам сегодня Эдуард Шек. Через одну минуту мы вернемся в студию “Финам FM“.

Lihacheova: Bună dimineaţa, ascultaţi “Finam FM”, numele meu este Elena Lihacheova. Bună ziua. Astazi, la Moscova, practic, ca şi în Grecia, puteţi găsi într-adevăr totul, sau aproape toate, cu o singură excepţie: nu avem mare şi produse normale, ecologic pure, sanatoase si avantajoase din foarte multe puncte de vedere. Ele practic nu pot fi cumpărate indiferent de ce sumă dispunem. Nu pentru că preţurile sunt mari, ci pentru că practic nu-s. Sper cu adevărat, că poate cu ajutorul la aşa oameni ca oaspetele nostru de astăzi, această situaţie monstruosă, în cele din urmă se va schimba. Astăzi îl avem ca oaspete pe Sepp Holzer. Bună dimineaţa, Guten Morgen!
Holzer: Guten Morgen!
Lihacheova: Suntem ajutaţi de un traducător, domnul Edward Shek. Îl mulţumim mult pentru ajutor. Facem pauza pentru rubrica “Statut”.
Statut: Sepp Holzer, fermier revoluţionar, antreprenor, unul din fondatorii termenului Permacultură. Fermier de munte, de origine austriacă, care a dezvoltat proiectul său propriu de permacultură (agricultură permanentă) pentru modificarea landşaftului şi îmbunătăţirea ciclurilor naturale. Supraveghează proiectele de restabilirea landşaftului din întreaga lume.Cercetările şi experimentele efectuate de Holzer educă un comportament uman şi longiviv al relaţiilor cu pământul şi fiinţele vii. Carţile lui Sepp Holzer sunt publicate într-un numar mare de ţări şi se bucură de o mare popularitate.
Lihacheova: Încă o dată, bună dimineaţa.Vă mulţumim că ne-aţi onorat astăzi cu prezenţa. Prima mea întrebare sună aşa: După opinia mea, unii dintre ascultătorii noştri au auzit undeva de permacultură, insă puţin probabil că ei sunt cunoscuţi cu principiile şi metodele de bază, de aceea va-ş ruga să ne povestiţi despre ele.
Holzer: Bună dimineaţa. Permacultura lui Sepp Holzer – este o metodă elaborată de mine, este o viaţă în armonie cu natura. Am început să practic acest lucru încă din copilărie, de la 5-6 ani, şi continuu până în prezent.
Lihacheova: Vă rugăm să ne spuneţi despre moşia dumneavoastră, despre care, noi cei din Rusia ştim deja cîte ceva , atingând în cadrul unor programe de-a le mele această temă. Pur şi simplu o parte din oamenii noştri de afaceri care se ocupă cu eco-turismul, sau îşi doresc acest lucru pentru a crea o moşie ecologic pură şi fac primii paşi în această direcţie, cunosc despre permacultura practicată de Dvs. şi despre Dvs. în parte. Aş dori ca Dvs. personal să ne povestiţi despre aceasta.
Holzer: Eu locuiesc la o altitudine de 1300 m deasupra nivelului mării. Punctul de minim al moşiei este amplasat la o altitudine de aproximativ 1100 de metri, iar cel maxim – 1500 de metri. Temperatura medie anuala este de 4,5 grade Celsius. Este cea mai rece regiune din Austria, fiind supranumită Siberia Austriacă. Până la mine, toate teritoriile erau neproductive şi numai datorită metodei mele, care constă în combinare, acum este posibilă cultivarea piersicilor, caiselor, nucilor, prunelor şi strugurilor. Foarte mulţi oameni din Ucraina şi Rusia au fost prezenţi la seminarile mele după care entuziasmaţi afirmau că acesta este paradisul pe pământ şi se interesau cum este posibil de a face acest lucru la ei acasă.
Lihacheova: Corectaţi-mă dacă nu am inţeles corect, Dvs. creaţi un sistem ecologic pur şi în acelaşi timp închis în care funţionează legile naturii, iar Dvs nu interveniţi nici intr-un fel?
Holzer: Aceast fenomen are loc doar datorită faptului că eu nu fac altceva decît să urmăresc şi să controlez.
Trebuie să ne dăm seama că natura este perfectă. Imaginaţi-vă că natura mi-a dat intelect pentru a gestiona şi a dispune de ea şi în nici un caz pentru a lupta cu natura.
Învăţind în această Universitate a naturii şi citind această carte deschisă, unde pentru fiecare întrebare gasiţi un răspuns. Este nevoie doar de a citi tot şi momentan de realiza cele invăţate, în acest scop şi avem nevoie de intelect, pentru a le săvîrşi pe toate. Eşti invăţat să creezi în acele condiţii pe care ţi le oferă natura.
Lihacheova: Zepp, oare în condiţii naturale normale piersicii şi strugurii cresc la o temperatură medie de 4,5 grade?
Holzer: În trecut, mulţi oameni mi-au spus acelaşi lucru. În nici un caz nu trebuie să uităm că, dacă avem pietre sau stânci, atunci trebuie să le folosim doar acest proces este similar cu reflectarea căldurii de la soare, pe care piatra o absoarbe, iar apoi cedează această energie plantelor. Deci datorită creării unui astfel de microclimat, datorită faptului că pietrele formează o ingrădire din toate părţile, există un efect de şemineu , vântul nu scoate aerul cald şi se creează un microclimat favorabil care permite prosperarea tuturor plantelor iubitoare de căldură.
Lihacheova: Deci în loc de a investi bani, timp şi forţă musculară în construcţia serelor, dvs creaţi zone microclimatice naturale, adevărat?
Holzer: Fără muncă nu este posibil acest lucru, funcţia mea este de a gestiona în mod corespunzător,iar lucrul este obligatoriu deoarece moşia se face pe o perioadă lungă de timp, pentru multe generaţii de acum încolo. Nu trebuie să uităm că noi în decurs de multe decenii am făcut greşeli: am tot îndreptat, cizelat pentru ca maşinile să poată trece şi prelucra. Când creăm o zonă deschisă, totul este luat de vînt şi spălat de apă ceea ce nu permite ca într-o regiune rece să crească ceva. Prin urmare, avem nevoie de a crea zone microclimatice, unde nu există vânt şi astfel, există o acumulare de aer cald; căci dacă nu există nici o protecţie contra vântului necătănd la razele solare clima oricum va fi rece, iar în aceste zone microclimatice pot fi cultivaţi şi caştani comestibili şi strugurii.
Lihacheova: Pot fi oare comparaţi indicii randamentului roadei moşiei dvs şi indicele mediu să zicem în Europa, dacă vorbim despre agricultura tradiţională?
Holzer: Dacă să facem comparaţie, s-au scris deja aproximativ 13 teze şi disertaţii în diferite limbi, inclusiv şi în rusă, în care oamenii totul au calculat şi măsurat stabilind că
Productivitatea creşte de 18 ori, în cazul când plantele sunt supravegheate, aflîndu-se în armonie şi simbioză naturală. Păsările şi animalele de asemenea sunt implicate în ecosistem.
Lihacheova: Comparativ cu ce?
Holzer: Cu agricultura traditională.
Lihacheova: Cu agricultura tradiţională în care sunt utilizate produse chimice, produse genetic modificate şi aşa mai departe, vă rugăm să specificaţi ce aveţi în vedere vorbind despre agricultura tradiţională?
Holzer: Aş dori să menţionez cifre concrete, deoarece există date bazate pe teze, conform căror Ministerul de Finanţe a fost foarte interesat de ceea ce fac eu pe terenurile mele …
Lihacheova: Ministerul de Finante a Austriei?
Holzer: Fireşte. Ei au studiat lucrările de diplomă, au efectuat cercetări şi în special pentru mine, pentru gospodăria mea, au emis o taxă nouă şi au mărit impozitul cu mai mult de 10 ori. Doar în baza concluziilor specialistilor, ei au constatat că nu merge vorba de o gospoărie săracă din munţi ci de o gospodărie legumiculă şi de un pămînt extrem de productiv. Chestia este că eu plătesc separat impozite pentru gospodăria mea şi prelegerile pe care le citiesc în universităţile din aproape întreaga lume. Şi doar pentru gospodăria agricolă impozitul mi-a fost mărit cu mai mult de 10 ori.
Lihacheova: Cifrele cu siguranta sunt impresionante, dar aş vrea sa precizez, când Dvs. vorbiţi de indicii productivităţii care sunt de 18 ori mai mari decât cei tradiţionali, cu care anume gospodării comparaţi? Acesta este un moment foarte important. Vorbim despre gospodăriile unde se folosesc produse genetic modificate, substanţele chimice etc. sau vorbim despre gospodăriile unde se cultivează produse ecologic pure, pur şi simplu, fără utilizarea metodei lui Sepp Holzer?
Holzer: Are loc compararea cu agricultura tradiţională, aceasta fiind lucrarea de diplomă a lui Stefan Rott, pe care a făcut-o la Universitatea din Viena, în care se descrie metoda prin utilizarea a mari resurse energetice şi substanţelor chimice, precum noi o percepem de obicei . Similar unei închisori pentru porci, în care porcii sunt ţinuţi în mod constant într-un singur loc, fiind desigur hrăniţi, insă această metodă cauzează stres şi diferite boli, ce necesită implicarea medicilor veterinari şi utilizarea de antibiotice. În metoda mea purceii se află în libertate. Am creat grajduri subterane – construcţii speciale, care sunt săpate în pămant. Prin urmare, vara în ele este răcoare iar iarna cald. Deasemenea în ele există ţarcuri speciale unde cantitate de hrană este suficientă.
Lihacheova: Deci ei se hrănesc singuri fără intervenţia dumneavoastră?
Holzer: Da, ei se descurcă singuri.
Lihacheova: Iar pasările? Stiu precis că aveţi raţe.
Holzer: Ele locuiesc in landşaftul acvatic, acolo unde sunt bălţi. Avem o suprafaţă mare de landşaft acvatic unde este multă verdeaţă care le serveşte ca hrană. Desigur, din cînd în cînd eu le hrănesc ca să nu uite de om, urmăresc cum se dezvoltă. Păsările care au crescut şi sau înmulţit, le vînd sau le folosesc pentru nevoile personale. Las numai acele animale şi păsări de care am nevoie pentru înmulţire în continuare.
În nici un caz nu trebuie de exploatat terenul într-o scară largă, adica nu ar trebui să fie prea multe animale într-o anumită zonă.
Dacă vorbim despre animale, este important să adăugăm că aveţi nevoie de a învăţa cum să urmăriţi în mod corespunzător şi să îngrijiţi de ele, iar acest lucru necesită practică. Facem acest lucru în ţarcuri. Se află în ţarcuri pe parcurs de 3-4 săptămîni, după aceasta seamăn să crească masă verde, pe urmă dau drumu vitelor mari cornute, apoi cailor, berbecilor şi căprilor, depinde ce animale aveţi. Deci avem un circuit continuu pe parcursul anului. E un moment foarte important deoarece fiecare specie de animale işi are paraziţii specifici care în cantităţi mici nu prezintă pericol, fiind periculoasă acumulurarea în cantităţi mari. Dacă animalele se află permanent intr-un loc, ele infectează solul cu excrementele lor. Această este periculos deoarece cunsumă aceşti paraziţi cu hrana. Ceea că noi le schimbăm permanent locul nu permite concentrarea unor tipuri de paraziţi intr-un loc. În rest natura regulează totul singură.
Lihacheova: Ete cu siguranţă genial de a organiza astfel gospodăria.
Holzer: Aş dori în continuare să adauge faptul că paraziţii se află la porci, nu pot merge la oi. Este important ca în acelaşi ţarc să nu trăiască permanent doar o specie de animale. Animalele trebuiesc schimbate cu locul.
Lihacheova: Vă reamintim că discutăm astăzi cu Zepp Holtzer, agricultorul revoluţionar, om de afaceri, autorul unor cărţi, unele dintre care deja au fost traduse in rusă, ele se bucură de o popularitate mare. Mai citeşte şi seminare şi este consultant în domeniul permaculturii care o promovează în Europa şi în întreaga ume.

This entry was posted in events, interview, video and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.